Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Интервью с директором по технической политике Intel в России и СНГ Дмитрием Ларюшиным на VII Международном бизнес-форуме «Wireless Russia Forum: 4G, 5G & Beyond – Эволюция сетей мобильной и фиксированной беспроводной связи в России и СНГ» 21 мая 2015 года провёл журналист Владислав Бояров.

Владислав Бояров: Банальный вопрос: что, на Ваш взгляд, самое интересное на этой конференции?

Дмитрий Ларюшин: Очень хороший доклад представил доктор Мор. Он рассказал о координации усилий европейских государственных структур (поскольку Европа сегодня едина, то её государства представляет Еврокомиссия) и частного бизнеса. Участвующие в альянсе компании уплачивают взносы, за счёт которых в том числе происходит выработка общей концепции и создание законченных стандартов.

В.Б. Еврокомиссия тоже финансирует разработку 5G? Из доклада я этого не понял.

Д.Л. Еврокомиссия финансирует это в виде грантов на НИОКР по этой тематике. Если говорить про корпорацию Intel, то в нашей тематике большой размах набирает 5G, приоритет этих работ за последние два года значительно вырос, и выливается это в целый ряд различных инициатив, начиная с научно-исследовательских работ. Тема беспроводной связи (wireless) находится в компетенции Intel Mobile Communications (IMC), в составе которой есть исследовательское подразделение. В Нижнем Новгороде находится лаборатория, исследующая беспроводную связь. Эта команда, работающая под руководством профессора Мальцева уже более десяти лет, обладает высоким уровнем компетенции в данной области. Они участвовали в разработках WiMAX, Wi-Fi стандарта 802.11n, ac, ad. Первое поколение ac, это полоса 80 МГц, второе (wave 2), которое уже сегодня имеется «в железе» ‒ 160 МГц.

В.Б. А в чём была техническая сложность – агрегировать каналы? Почему в прежних стандартах не заложили эту возможность?

Д.Л. Да, агрегация усложняет работу оборудования, предъявляет к нему больше требований. Здесь же возникают проблемы регуляторного характера, главная из которых связана с тем, что нормы ограничивают не спектральную плотность, измеряемую в Вт/Гц (на единицу ширины канала), а общую мощность передатчика. Поэтому если считать, что вещают несколько передатчиков, каждый в полосе 40 МГц, то проблем не возникает, а если один, то получается превышение допустимой мощности.

Процедуры стандартизации в США, в Европе и в России очень сильно отличаются. Европа находится в этом смысле где-то посередине, поэтому интерес представляют США. Там стандартизацией занимаются компании, организовывая для этого альянсы. Чиновники, госслужащие, специализированные государственные институты от этого процесса находятся в стороне. Начинается процесс с предварительных исследований на уровне университетов и компаний. Когда стандарт начинает вырисовываться, под него собирают коалицию и уже совместно доводят до окончательной редакции. В России стандарты пишутся в министерских кабинетах, руководствуясь аналитикой, которая исходит из государственных институтов, всё это делается за бюджетные деньги. Это занимает больше времени и отнимает больше средств, и главное ‒ когда стандарт «запускается в эксплуатацию», зачастую выясняется, что «гладко было на бумаге…».

В.Б. Не понял. Но ведь для того, чтобы разработанный альянсом университетов и компаний стандарт начал действовать в США на государственном уровне, всё равно же требуется некоторая работа чиновников, которые бы этот стандарт узаконили, поставили печать. И потом, как мы знаем, бывает и конкуренция стандартов, когда несколько альянсов тянут каждый в свою сторону – здесь государство, наверное, должно быть арбитром?

Д.Л. Это правильный вопрос. Когда продвигался стандарт WiMAX, я участвовал в нескольких заседаниях комитета 802.16 – там есть делегации от заинтересованных сторон, Intel, Nokia, Siemens, Samsung. Здесь же ещё идёт борьба за интеллектуальную собственность – каждая компания хочет заработать. Если посмотреть на технологию UMTS, она сделана двумя компаниями – Ericsson и QUALCOMM, а компании, использующие эту технологию, должны платить роялти.

В.Б. Меня, как механика по специальности, всегда это удивляло. Стандарт должен обеспечивать совместимость компонентов, грубо говоря, чтобы любая гайка М5 накручивалась на любой болт М5 – а уж каким образом я буду изготавливать болты и гайки, это моё личное дело и платить я никому не должен.

Д.Л. А в этой области стандарт и его реализация (технология) так тесно переплетены, что отделить друг от друга их не получается. И выходит, что хочешь использовать стандарт – покупай технологию. В частности, некоторые способы кодово-временной или кодово-временно-пространственной модуляции требуют определённой формы антенной решётки, а она запатентована.

В.Б. Тем не менее, меня не покидает ощущение какой-то несправедливости. Компания – разработчик стандарта, и так снимет сливки потому, что у неё всё уже отлажено. Но вот это желание поживиться за счёт компаний, вынужденных использовать «гайки М5» потому, что они стандартизованы, а резьба может только нарезаться (пусть ещё накатываться – всё равно способов не так много). В принципе, широкое распространение стандарта и так принесёт выгоды первопроходцам, поскольку увеличит общий объём рынка, при том, что (предположим), они сохранят свою долю.

Д.Л. Сразу скажу, что я не юрист и не могу квалифицированно обсуждать патентное право.

В.Б. Я, как изобретатель, с этим сталкивался. Однако есть просто патентное право, когда ты патентуешь, предположим, рисунок протектора или конструкцию шины – и никто не имеет права это копировать, но все могут выпускать шины со своим рисунком и своей конструкции. И есть стандарт соединения диска с шиной, которого обязаны придерживаться все изготовители шин и дисков. В этой логике стандарты и патенты разделены и за выполнение обязательных стандартов никаких отчислений быть не может. Наверное, мне надо просто дальше думать и копать – не буду больше здесь Вас мучить.

Д.Л. Кстати, это замечательный пример, почему Intel не поддержал 3G! У нас были радиомодули, были и у других компаний, однако получалось, что если мы вставляем 3G-модем внутрь компьютера (а идея была именно во встроенном модеме по аналогии с Centrino)…

В.Б. Простите, сразу вопрос: а Intel получал роялти от использования Wi-Fi другими вендорами?

Д.Л. Нет. Платформа Centrino помогла нам увеличить долю рынка и долю компонентов от Intel на ноутбуке.

В.Б. Тем не менее, летом 2007 года на презентации поколения процессоров Intel под кодовым названием Santa Rosa, я впервые увидел ноутбук компании Fujitsu Siemens Computers со встроенным 3G-модемом. Причём на тот момент это был единственный реальный способ подключения, поскольку USB-модемов ещё не существовало, а использовать телефон с дата-кабелем умели единицы.

Расскажите, пожалуйста, про WiDi. Я его впервые увидел 5 лет назад, был уверен, что у него скорое и светлое будущее, но годы идут…

Д.Л. В первом поколении это были модули от Netgear.

В.Б. Да, это я тоже запомнил. Понимаете, где-нибудь на Intel IT Galaxy внезапно появляются оптимистичные материалы, посвящённые WiDi, что вот прямо сейчас, широким фронтом, потому что вышла новая версия – и опять полная тишина.

Д.Л. В самой этой технологии я не вижу особых прорывов. Упаковать в Wi-Fi видеопоток можно. Это настолько очевидно, что для этого не нужны усилия такой крупной корпорации, как Intel. С другой стороны, WiDi – это пример проприетарного подхода, который не очень вписывается в политику Intel. Мы же постоянно пропагандируем открытые стандарты, отсутствие патентных обязательств. Например, альянс WiMAX создавался таким образом, что ни у кого не было доли больше 4%.

В.Б. А в 5G: в чём вы видите свою роль, каковы ваши надежды?

Д.Л. Пока это на уровне общего видения. Поскольку способы модуляции и кодирования становятся всё более сложными и ресурсоёмкими, корпорации Intel с её чипами и ПО точно найдётся там место.

В.Б. Большое спасибо!

О выборе компьютера

О выборе компьютера. Статья Владислава Боярова

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова