Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Первую часть эпопеи про свою ногу я закончил словами «19 мая мне в почтовый ящик пришло письмо… с приглашением в Чебоксары на 11 мая» - и пустился в рассуждения, потому что наивно полагал, что на этом мои злоключения закончатся и это будет не первая часть, а законченное повествование.

Но жизнь оказалась богаче на выдумки всяких фантазий, и вот рассказываю, что было дальше. Как я написал в первой части, завернули меня из-за «вавки» на том самом месте, которое собирались разрезать для установки эндопротеза тазобедренного сустава.

История болезни глазами ИТ-шника. Часть вторая, возможно, не последняя. СМтатья УВладислава Боярова.

Причём особо напирали на то, что лечить должен ревматолог: мол, причина таких болячек кроется внутри, а наружу вылезает следствие, и поэтому мой путь должен лежать в ревматологию.

Надо – значит надо. Придя в себя (ибо поездка в Чебоксары серьёзно меня «достала»), я потащился в поликлинику к участковому врачу, которому подробно рассказал о своих злоключениях и получил направление на консультацию в нашу 4-ю медсанчасть, которая на ревматологии специализируется.

Записи через интернет не предусмотрено, значит надо ехать. В регистратуре 4-й медсанчасти мне дали кусочек бумаги с номером телефона и сказали, что звонить нужно с 14 до 15 часов, потому что в остальное время трубку там не берут. Но, поскольку «звонит весь город», то дозвониться сложно, и в первые дни может не получиться. Но что надо быть настойчивым, потому что другого варианта у меня всё равно нет.

Выхожу, эмоции переполняют, тут какие-то мужики возле своих машин стоят, я им и принялся душу изливать, сами понимаете в каких выражениях. Потому что, б…, что же это вообще такое творится? А они мне так спокойно: не надо никуда звонить, пойди вон в то здание на второй этаж, там старшая медсестра тебя и запишет. Поднялся, нашёл кабинет – и правда, записывают. Вот как иногда бывает полезно эмоции в себе не держать!

Однако консультацию назначили только на 17 июля, и сколько я ни объяснял, что мне 15 августа уже на операцию, а до этого времени надо ещё и вылечиться, сестра была непреклонна. Ну что ж, плетью обуха не перешибёшь… хоть дозваниваться не пришлось, и то хорошо.

17 июля консультация состоялась, была назначена госпитализация в дневной стационар, однако, поскольку результаты обследования, которые прошёл за деньги в Чебоксарах, уже устарели, их пришлось проходить снова. Но теперь, конечно, бесплатно, за государственный счёт – всё же свой город и без спешки. За государственный – это, конечно, если не помнить знаменитого высказывания Маргарет Тэтчер о том, что нет никаких государственных денег, а есть только деньги налогоплательщиков («There is no such thing as public money; there is only taxpayers’ money»), то есть, в том числе и мои. И уж точно моё время.

Ещё одна проблема была в том, что «срок годности» некоторых обследований составлял считанные дни, у некоторых анализов длительная продолжительность обработки, к тому же дата госпитализации не определена. Как-то расписали на свой страх и риск, причём пришлось соврать насчёт даты госпитализации, потому что иначе бы длительность обследования оказалась бы неприемлемой.

И вот результаты собраны, и в начале августа я иду с ними в 4-ю медсанчасть. Разумеется, чтобы переслать по электронной почте или положить в мой медицинский аккаунт – об этом не может быть и речи, поскольку и аккаунта-то нет. К моему удивлению в 4-й медсанчасти их проверять не стали, только зафиксировали, что обследования я прошёл. На мой вопрос о том, что будет, если объём или результаты обследований их не удовлетворят, ответили что-то невнятное. Равно как и о сроках госпитализации – ждите, как место освободится, Вам сообщат.

Поняв, что в Чебоксары к назначенной на 15 августа госпитализации я точно не успеваю, я позвонил туда и попросил о переносе, перенесли на 30 октября.

В 4-ю медсанчасть я попал 19 августа – вроде до конца октября должен всё успеть. Рассказал лечащему врачу о проблемах и задачах, получил назначения, в том числе лазер на то место, где вавка. На предпоследнем сеансе спросил у сестры в физкабинете, насколько успешно идёт лечение этой вавки, из-за которой меня завернули с операции. Ответ меня сразил наповал: а процедуры, говорит, не про вавку на коже, а про сустав. А на коже как было, так и осталось.

Я к лечащему врачу. Как же так, говорю, я к вам пришёл, чтобы годным к операции стать, чтобы меня в Чебоксарах приняли. Ничего, говорит, не знаю, мы – ревматология, и лечим суставы, а по поводу кожи Вам надо к дерматологу. А что Вам в Чебоксарах наговорили – это полная ерунда.

И в этом месте я сдулся. Совсем. Значит, всё, что я делал последние полтора года, не приблизило меня к решению проблемы: как хромал, так и хромаю, а волейбол, лыжи и прочие привычные мне радости жизни продолжают оставаться недоступными.

Нет, я прекрасно понимаю, что возраст уже такой, когда приход «окончательных» болезней скорее норма, чем исключение, что так устроена жизнь и вообще, как говорит мой одноклассник, ставший медиком – «но умирать же отчего-то надо». Понимаю, что государство не обязано бросить все ресурсы на моё лечение, и даже не потому, что в последнее время оно вообще не о нас думает, а просто любые ресурсы ограничены, и если мне хочется попасть в лучшие израильские или швейцарские клиники, то это, извините, уже на свои.

Вопрос совсем в другом. Почему наша система здравоохранения вместо того, чтобы оперативно поставить диагноз (а он виден на снимках), год этого не делала? И почему после постановки диагноза столько государственных ресурсов было потрачено впустую, почему эти ресурсы тратятся именно так? Все эти приёмы у врачей, обследования, анализы, и – опа, я опять на старте. Почему? Некоторые мои друзья говорили о вымогательстве, мол, заплатил бы, и всё получилось. Но я же видел нормальное отношение к себе (другое дело, что поликлиничному травматологу не удалось прочитать диск с МРТ по причине древности компьютера, врачу в больнице им. Середавина потому что компьютера у него вообще нет (а нет потому, что он не умеет им пользоваться), а в 4-й медсанчасти доктор мне честно сказала, что МРТ читать не умеет). А вот работающей системы не увидел совсем. Последний рентгеновский снимок, который мне делали, используя безбумажные («бесплёночные») технологии, остался на локальном диске компьютера в рентген-кабинете, и даже лечащий врач не могла его увидеть со своего компьютера по сети. А на флешку сбросить мне его не дали. Поэтому, если кто заинтересуется динамикой, то в отличие от предыдущих снимков, я даже не смогу его показать, придётся делать какой-нибудь специальный запрос, да и не факт, что диск на том компьютере не помрёт вместе со всеми данными.

Готов ли я поставить нашему здравоохранению полноценный диагноз и выписать рецепт? Конечно нет, то, что я написал – это, скорее, наблюдаемые симптомы. А для диагноза, назначений и проведения лечения нашей медицины нужно слаженное участие многих государственных служб.

----

Василий Иванович Анурьев: судьба инженера

Василий Иванович Анурьев: судьба инженера. Статья Владислава Боярова. 05.01.2020 г.

История самарского завода КРС и его главного конструктора Валерия Николаевича Филиппова

«Оцифрованный мир. Прогресс или ловушка?»

«Оцифрованный мир. Прогресс или ловушка?». Статья Владислава Боярова. 24.12.2019 г.

СМАРТС заменяет математику физикой

СМАРТС заменяет математику физикой. Статья Владислава Боярова. 24.01.2020 г.