Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

На моё детство пришлось множество литературы о том, как важно быть готовым к войне и вовремя разоблачать различных врагов народа, нацпредателей и пятую колонну. Сейчас «Коричневая пуговка» лауреата Сталинской премии Евгения Долматовского воспринимается как пародия на что-то настоящее, но на самом деле именно она и была настоящей. Шёл 1939 год.

Четыре дня искали, четыре дня скакали

Бойцы по всем дорогам, забыв еду и сон,
В дороге повстречали чужого незнакомца,
Сурово осмотрели его со всех сторон.

А пуговки-то нету от левого кармана
А сшиты не по-русски короткие штаны,
А в глубине кармана — патроны от нагана
И карта укреплений советской стороны.

И на первый взгляд пародия Юлия Кима по духу (а если прямо – по глупости текста) не сильно отличается от оригинала:

А пуговки-то нету от самой от ширинки
А самая ширинка не русской ширины,
А в глубине ширинки на самой серединке
Отчётливые снимки советской стороны.

Прониклись духом? А теперь по сути. Из всей этой, с позволения сказать, макулатуры, которая никогда не будет называться классикой русской литературы, мне запомнился рассказ Юрия Сотника «Важное донесение»: о военной игре, где одни пионеры должны били изображать шпионов, а другие, «наши» – их ловить. И вот «наши» обнаруживают двух подозрительных людей, которые прошли вместе за сады, и пишут донесение в центр: «Двое прошли в месте засады». Центр, естественно, читает как написано, и неграмотные пионеры едва не позволили шпионам совершить своё чёрное дело. Так нам внушали необходимость владения языком, правильного употребления слов и построения предложений. И, надо признать, внушили, и правильно сделали.

А теперь пойдём с другой стороны. Что подготовило, к примеру, появление роботов в производственном процессе? С одной стороны, безусловно – прогресс в области ИТ. Но почему роботы появились в первую очередь в массовом, а не в кустарном производстве? Вот как Ленин в статье «Система Тейлора – порабощение человека машиной» описывает зачатки этой автоматизации: «К руке рабочего прикрепляют электрическую лампочку. Фотографируют движения рабочего и изучают движения лампочки. Находят, что известные движения были «излишни» — и рабочего заставляют избегать этих движений». Ленин в 1914 году не мог знать про роботов, а с прогнозированием у него всегда было худо. Поэтому дальше он разразился привычными проклятьями в адрес капитализма и заверениями, что при социализме ничего подобного не будет, но факт зафиксирован верно: Тейлор много сделал для формализации производственного процесса, разбиения его на операции и переходы, которые затем можно автоматизировать, «объяснив» роботу, что именно от него требуется в каждый момент и по какой траектории ему следует перемещать свою руку. И для этих «объяснений» появились языки программирования, где от каждого слова и от порядка этих слов зависит … да всё зависит!

Ты слушай меня, Легкоступов. В русском языке есть слова, их там много. Когда их составляешь вместе, получается предложение, где есть сказуемое, подлежащее и прочая светотень. И всё это – великий русский язык, Легкоступов. Ты меня понял?!
— Так точно, товарищ командир!
— Так вот, у нас великий русский язык! В нём переставь местоимение, сказуемое и подлежащее, и появится интонация!: «Наша Маша горько плачет», или «Плачет наша Маша горько». Ты понимаешь?!, это ж поэзия!, это ж былины, мамкина норка!!.. А есть вообще предложения в одно слово: «Моросит», «Вечереет», «Смеркается»... Ты чувствуешь?

Конечно, машинный интеллект во многих случаях проигрывает человеческому, и на этом основана Капча: как правило, это сильно деформированный текст, который человек без труда читает, а программа распознавания не осиливает. Однако, в принципе, это может быть что угодно, например, задание продолжить стишок: «Наша Маша горько ?» как словом, так и указанием на соответствующую картинку, где плачет именно Маша, а не Петя, и именно плачет, а не смеётся. Главное – сделать задачу максимально неформализованной.

Да чего далеко ходить: я с самыми разными интонациями произносил для Google фразу из рассказа «Важное донесение», а он раз за разом писал мне одну и ту же бессмыслицу: «Двое прошли вместе засады».

Итак: любая автоматизация (хоть бухучёта, хоть сборки автомобиля) начинается с формализации процедур.

Отчего так проста конструкция автооператора, меняющего инструмент в шпинделе станка, и почему он работает по примитивному циклу? Да потому, что со времён Тейлора люди научились раскладывать движения рабочего на такие мелкие и простые, что иногда для их имитации нам не требуется даже подобия интеллекта – интеллект нужен только при формализации процедур.

Зачем я взялся про всё это писать? В последнее время я обнаружил появление огромного количества людей, описывающих технические устройства и решения, будучи при этом технически безграмотными и употребляющими слова явно не по назначению. То есть «Вечереет» от «Моросит» они отличают, а вот турбину от вентилятора – уже нет. Но это ещё полбеды. Следующие за ними, не прочитав ни одной настоящей технической книги, верят таким статьям как газете «Правда» - что это и есть генеральная линия. Она, может, и генеральная линия, сегодня чаще именуемая трендом, но когда голос академика Кузнецова, разработавшего самый мощный турбовинтовой двигатель в мире, приравнивается к голосу широко известного в узких кругах блогера – в этом есть ненормальность. И вот, наступает страшное: накопив в интернете достаточно большое количество этих ляпов, члены некоего блогерского сообщества начинают рассуждать так (поскольку это личное письмо, автора не указываю, но, поскольку его позиция весьма характерна, считаю возможным обнародовать:

Людям свойственно давать названия предметам по каким-то принципам, которые понятны им и окружающим. Турбина названа так именно из-за того, что она достаточно шумна (по аналогии с авиацией: обычный винт практически бесшумен, турбины – очень шумят). И да, я понимаю, что профессионал в авиации здесь может не согласится, но факт остаётся фактом, данное наблюдение имеет место быть и обывателю понятно. Так что в данном случае речь идёт о турбинках, или даже турбинах. Иногда слова обретают совершенно противоположный смысл, и никуда от этого не деться. Ваше заявление и отстаивание своей точки зрения, я бы расценивал в данном случае исключительно как троллинг. Устоявшийся термин имеет место быть и это остаётся принять как данность.

То есть называть найденные в интернете ошибки блогеров данностью, которую специалист должен принять, как «устоявшийся» (где???) термин, это не троллинг. Конечно, отдельного внимания заслуживает «обычный винт», который «практически не шумит» – ведь достаточно заглянуть в «Популярную механику» и прочитать:

То, что турбовинтовые двигатели экономичнее турбореактивных, было известно и ранее. В гражданской авиации от них почти повсеместно отказались лишь по двум причинам. Первая — высокий уровень шума, создаваемого винтом. 

Любому авиационному инженеру, да и просто человеку, заставшего расцвет турбовинтовых двигателей, это известно. Как известно и о шуме редуктора – обязательном компоненте турбовинтового двигателя. И до начала этой дискуссии я бы считал ту же самую «Популярную механику» достаточным аргументом, а не хватило бы – нарыл бы научных монографий на эту тему, благо, теперь даже от компьютера отходить не надо. Но теперь я уже знаю, что доказать что-либо этим людям таким способом бесполезно: они тут же найдут толпу блогеров, которые написали, что винт не шумит, и задавят количеством ссылок.

Однако самое страшное в том, что все эти люди искренне считают себя ИТ-специалистами. Они слышали и о программировании, и о капче, кто-то умеет паять и мазать термопастой радиаторы, но смысл ИТ, который состоит в автоматизации формализованных процессов, им постичь так и не удалось. Потому что если бы постигли, то понимали бы, насколько важно грамотно пользоваться языком (как бытовым, так и техническим), употреблять слова по назначению и не превращать интернет в помойку неверных высказываний блогеров и комментаторов.

И, чтобы, как говорится, чтобы два раза не вставать – об изобретениях и открытиях. Профаны обычно считают, что открытие - это такое крутое изобретение. Погуглите «учёные создали» - и получите более полумиллиона результатов.

Эта фраза принадлежит великому учёному Альберту Эйнштейну: «Ученые изучают то, что уже есть; инженеры создают то, чего никогда не было». Заглянем в справочники.

Открытие – установление неизвестных ранее, объективно существующих закономерностей, свойств и явлений материального мира. То есть, попросту говоря, что всегда существовало, но не было ранее сформулировано.

Изобретение – это решение технической задачи, относящееся к материальному объекту. Если перевести на понятный всем язык - создание того, что до этого не существовало.

Всё в полном соответствии с цитатой Эйнштейна. Но главное - открытие совсем не круче изобретения, поскольку оно даже не имеет никаких юридических последствий и его автор не может претендовать на лицензионные отчисления. И до Ньютона яблоки падали на землю, поэтому не мог Ньютон брать плату с садоводов за то, что яблоки по-прежнему падают, а не улетают в небо.

Написав, это, я послушал интервью Андрея Бильжо. И вот надо же:

А. Бильжо: …Знаете, когда-то давно, думаю, что сейчас этого нету, надеюсь, мама разжёвывала комочек своему грудному младенцу и потом изо рта доставала этот комочек, ему давала уже прожёванный. Так поступали в деревнях, в таких малокультурных семьях. Это удобное. Жевать не нужно, зубов нет. Поэтому думать тоже не нужно. Вот тебе дают – и всё. Поэтому нежелание докопаться до сути, нежелание вспомнить, взять всё, что лежит на поверхности. Плюс нежелание что-то читать. Лень тотальная. Потому что меня поражает даже знаете что? Раньше, для того чтобы что-то узнать, нужно было взять книгу.

О. Чиж: Сходить в библиотеку вообще-то.

А. Бильжо: Можно было подойти к полке дома, если книги есть, и достать книгу. Словарь, например. Если дома не было книг, можно взять, попросить книгу у соседа, у которого могла быть библиотека лучше. Если у соседа не было, то можно было сесть на троллейбус, автобус, метро, доехать до библиотеки, в которую ты записан. Это большая работа всё-таки. Но сегодня, когда ты сидишь напротив экрана компьютера и быстро-быстро бегло печатаешь любой текст, и ты пишешь в комментариях, а это сплошь и рядом, ты пишешь в комментариях и показываешь тем, что ты не знаешь и не хочешь знать, вместо того чтобы в поисковой строке набрать фамилию этого писателя или это географическое название, или это явление, и тут же тебе откроется. И ты, даже не закрывая того текста, который ты хочешь прокомментировать, ты узнаешь, о чём идёт речь. Вот это для меня большая загадка: почему человек этого не делает? Ведь это занимает у него секунды?

Эх, мне бы Ваш оптимизм, Андрей Георгиевич! Это мы с вами отличаем настоящие источники с репутацией от блогерских экзерсисов, а они уже нет. И что с этим делать, я не знаю.

----

СМАРТС жил, СМАРТС жив… СМАРТС будет жить!

СМАРТС жил, СМАРТС жив… СМАРТС будет жить! Статья Владислава Боярова. 08.06.2019 г.

MONT IT & Security Day в Самаре