Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

В воскресный день с сестрой моей

Мы вышли со двора.

– Я поведу тебя в музей! –

Сказала мне сестра.

Рабочий тащит пулемёт.

Сейчас он вступит в бой.

Висит плакат: «Долой господ!

Помещиков долой!»

Сергей Михалков

1 августа 2015 года мы с сыном и внуком побывали в тольяттинском техническом музее. Ранее он назывался «Технический музей ОАО АВТОВАЗ», нынешнее его название: «Парковый комплекс истории техники им. К.Г. Сахарова». На парк в привычном значении этого слова он пока не сильно тянет, всё же в парке подразумеваются деревья, дающие тень и свежесть, а желательно ещё и фонтаны, но, надеюсь, всё это у парка впереди: если назвали парком, значит, будут стараться соответствовать.

А пока летом под палящим солнцем там, прямо скажем, не очень комфортно, и если бы не интересные экспонаты, мы бы там день точно не выдержали. Это я к тому, что на голову надо что-то надевать и водой запасаться.

Вся экспозиция ВАЗа в этом огромном музее занимала скромный павильон, где были выставлены автомобили, которые по разным причинам не пошли в серию.

Например, вот эта Лада Консул – для кого она? Состоятельный человек или важная организация купит себе что-нибудь брендовое (не буду рекламировать то, что все и так знают), а стеснённый в средствах – что-то серийно-народное.

Или вот этот макияж «классического» FIAT-124. Отчего бы не завершить производство этой платформы, созданной в 1966 году и похоронить её с почестями? Кстати, сама компания FIAT прекратила выпуск автомобилей этого семейства ещё в 1982.

Следует признать, что руководство завода проявляло в этих случаях мудрость: то же «Зубило» при всём его неказистом виде – это автомобиль, а не дизайнерские изыски.

Отдельная история – двигатель Ванкеля, в котором ротор перемещается по эпитрохоиде, постоянно касаясь статора всеми своими вершинами. Сложность траектории перемещения с лихвой искупается упрощением кинематики: отсутствует кривошипно-шатунный механизм, двигатель становится простым и компактным, значительно проще решается вопрос с охлаждением. До этого я читал только про трёхкамерные двигатели Ванкеля, здесь увидел пятикамерный.

Двигатель был изобретён в 1957 году, и к нему тут же был проявлен большой интерес всех отраслей: авиационной, автомобильной, железнодорожной и пр. А после того, как компания NSU в 1964 году выпустила серийный автомобиль Spider с этим двигателем, интерес сменился настоящим ажиотажем – все боялись отстать от конкурентов и прилагали неимоверные усилия для выигрыша в этой гонке. Однако, при многочисленных достоинствах, двигатель Ванкеля имеет и недостаток: если в традиционных двигателях нужно уплотнять круглый поршень, то здесь – прямоугольную перегородку. И не просто уплотнять, а компенсировать неизбежный износ. Адекватной замены поршневым кольцам найти так и не удалось, поэтому судьба двигателя Ванкеля оказалась печальной: все, кто пробовал довести его до ума, от этой затеи отказались. Мне хорошо знакома эта проблема, поскольку в одной из своих разработок мне удалось решить подобную, но там всё было значительно проще: требовалось уплотнить поворотный гидроцилиндр. Всё же и масло – не газ, и температура в гидроцилиндре «обычная», поэтому разжимная фторопластовая рамка со вставленным в неё резиновым кольцом прекрасно справилась.

Время от времени какая-нибудь компания заявляет о том, что ей удалось решить проблему и выпускает модель изделия с двигателем Ванкеля, но проходит некоторое время – и про эту модель больше ничего не слышно. Замечу, что не следует путать роторно-поршневой двигатель Ванкеля с роторно-лопастным двигателем Вигриянова, который Прохоров грозился поставить на свой Ё-Мобиль. Двигатель Вигриянова не был реализован инженерами Прохорова даже в виде опытного образца.

Почти всю остальную площадь Паркового комплекса истории техники занимает техника военная: совершенно немыслимое количество моделей пушек, миномётов, самолётов, ракетных комплексов, тягачей, амфибий, локаторов. Пушки, способные стрелять почти на 50 км, самолёты, состоящие едва ли не из одних двигателей, беспилотники начала 80-х, непонятно как функционирующие на советской электронике, ракетные тягачи с неимоверным количеством колёс.

В начале 90-х я пытался договориться с курганским заводом колёсных тягачей о поставках платформы для самарского завода, производящего мобильные подъёмные краны. Ведь если ракетная платформа и не полностью повторяет крановую, то очень на неё похожа. Удивительным образом руководство обоих предприятий не сделало никаких шагов навстречу друг другу, и моя челночная дипломатия оказалась безрезультатной. Насколько я понимаю, «красные директора» ждали государственных военных заказов и другой модели они себе не представляли.

Сколько у нас было моделей рюкзаков? Почти всё советское время одна – абалаковский рюкзак. А газовых колонок? Тоже одна – волгоградская. Одна швейная машинка – подольская. Три велосипеда для разных возрастов: «Школьник», «Орлёнок», «взрослый». Плюс «элитные» машины Харьковского велозавода, у которых, если не принять специальных мер, суппорт постоянно залетал в спицы с катастрофическими последствиями, поскольку такой детали, как «петух», у харьковских велосипедов не было.

На сайте музея в качестве основных направлений деятельности указаны:

  • сохранение памятников инженерной мысли, истории техники и технологий России и зарубежья;
  • военно-патриотическое воспитание молодежи - воспитание интереса к техническому творчеству у подрастающего поколения на примерах инженерных достижений гражданской промышленности и военно-промышленного комплекса СССР, Российской Федерации.

Однако, на мой взгляд, главное, что можно увидеть в этом музее – это степень милитаризации советской экономики. А также то, что все достижения инженерной мысли, воплощённые в орудиях уничтожения, никак не переносятся в полезные для жизни изделия, как по техническим, так и по психологическим причинам. Попытки конверсии 90-х годов это очень хорошо показали: ни один военный завод, как бы он не кичился своим техническим уровнем, таки не смог перейти на выпуск гражданской продукции.

Низкий поклон создателям этого музея. Всё же одно дело знать, другое – почувствовать кожей. День, проведённый среди разнообразных орудий убийства, оставляет неизгладимые впечатления, которые я ещё до конца не переварил.

О выборе компьютера

О выборе компьютера. Статья Владислава Боярова

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова