Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Внезапно обнаружил, что в этом году у меня круглая дата – 10 лет пишу об Intel. На SPTC.ru почти триста материалов о компании – есть что вспомнить.

Конечно, про Intel я узнал не в 2004 году, а на 15 лет раньше, когда в моём бюро на заводе координатно-расточных станков появился первый ПК: процессор Intel 286, 1 МБ (мегабайт!) оперативной памяти 2*40 МБ винчестеры. Надо сказать, что персоналки наши ИТ-шники считали диверсией: на больших машинах (ЕС, СМ) под единым началом делалось нечто общезаводское, а здесь получалось что-то вроде сильно продвинутых пишущих машинок.

Дальше всё шло эволюционным путём. Менялась первая цифра в обозначении процессора, менялась производительность компьютеров и ёмкость винчестеров. Качественных прорывов было, на мой взгляд, два:

  1. Объединение компьютеров в сети. Принципиально такая возможность существовала изначально, но на практике первые ПК в основном работали автономно. Правда, часто сети были одноранговыми, но неудобство таких сетей проявлялось достаточно быстро, поэтому в таком состоянии они пребывали недолго.
  2. Графический интерфейс и автоматическое распознавание подключенных устройств (Plug and Play). Поначалу автоматическое распознавание доставляло множество неудобств сисадминам: например, мышка, прописанная в конфигурационных файлах ДОСа, в этом ДОСе прекрасно себе работала, а Windows её в упор видеть не хотел. Но процесс, что называется, пошёл, и сегодня мы не можем себе представить, чтобы система не увидела мышку или флешку.

Я вполне допускаю, что в это время происходили и другие, не менее важные события, и вполне возможно, что я их не замечал или не придавал им большое значение.

Но разве можно спорить с тем, что Intel Centrino явилось революцией, прорывом от стационарного к мобильному использованию устройств? Об этом шла речь на первом мероприятии Intel, которое мне повезло посетить, и которое состоялось в январе 2004 года. Перечитывая материал, я поразился: корпорация Intel уже в то время довольно отчётливо заявляла об интернете вещей. И поэтому эпиграфами к материалу я взял слова своего любимого Корнея Чуковского и не менее любимого Феликса Кривина. Также состоялась презентация цифрового дома, было заявлено, что выпущен первый процессор на одной микросхеме для сотовых телефонов. Кроме того, было сказано об успешной разработке Intel® StrataFlash®: энергонезависимой памяти типа MLC, которая позволяет хранить в одной ячейке более одного бита информации. Честно скажу, что значение всего этого я тогда не понимал, да это было, наверное, и невозможно: до появления смартфонов и SSD прошла, по ИТ-шным меркам, ещё целая вечность.

Потом нас повезли в Нижний Новгород, где в государственном университете им. Лобачевского состоялось открытие первой в России сети Wi-Fi. В том числе нам рассказали об открытии центра по поддержке маркетинговой деятельности Intel в России и странах СНГ. Весь этот фейерверк инноваций описан здесь.

Следующая моя встреча с Intel состоялась в апреле 2004, на презентации нового мобильного процессора.

Александр Палладин на обложке журнала

Пригласил меня лично глава пресс-службы Intel Александр Александрович (Сан Саныч) Палладин. Этим он круто переломил мою судьбу, за что ему огромное спасибо. Всем рекомендую прочитать его интервью Максиму Плаксе «о журналистах и пиарщиках» - это целая энциклопедия знаний о профессии, причём многие вещи трактуются совершенно не так, как мы привыкли о них думать.

Была представлена модификация процессора Pentium-M под кодовым названием Dothan, технологическая норма которого впервые указывалась не в микрометрах (микронах), а нанометрах. Правда, этих нанометров было целых 90, но по сравнению со 130, на которых изготавливался Banias, это был ощутимый прогресс. Тогда меня больше всего занимала система обозначений процессоров, точнее, её отсутствие, поэтому и материал назывался издевательски: «Мерседетый шестисос». К моему удивлению, руководитель пресслужбы Intel Александр Палладин отнёсся к критике с пониманием, а вскоре у корпорации появилась система обозначений, похожая на ту, что я предлагал. Видимо, идея витала в воздухе.

Александр Палладин и Денис Мальцев на мероприятии, посвящённом цифровому офису и цифровому дому 6 июля 2004 года. Фото Владислава Боярова.

Следующее мероприятие Intel, на котором мне довелось побывать, состоялось в июле 2004 года и было посвящено решениям для цифрового дома и цифрового офиса. Директор по маркетингу в странах СНГ Денис Мальцев так сформулировал понятие цифрового дома:

  • Все устройства и информация становятся цифровыми.
  • Информация хранится в цифровых библиотеках.

Сегодня хочется спросить: а как же иначе? У нас на домашнем сетевом накопителе всё лежит в виде файлов и не осталось ни одной кассеты, диска или плёнки. Фотографии, которые тоже оцифрованы, выбрасывать рука не поднимается, равно как и бумажные книги, которые мы по совету Скалозуба сохранили так, для больших оказий. А в 2004 это был только прогноз, потому что ни электронных книг, ни накопителей, ни сетевых медиаплееров не существовало, и продемонстрированная там же модель от Pinnacle была едва ли не первым опытом.

Презентовалась также технология Intel® Wireless Connect, предусматривающая беспроводную передачу цифровых материалов на телевизор. Видимо, она была предтечей Intel® Wireless Display (Intel® WiDi), но ничего определённого по этому запросу найти не удалось.

Было сказано и о разделении на компьютеры для творчества (созидания) и развлечений (просмотра, воспроизведения) – ещё одно состоявшееся предвидение.

Тогда же я впервые задался вопросом о правах на воспроизведение контента, оторванного от носителя. Должен сказать, что за 10 лет я не видел попыток решения этой проблемы, что наталкивает на мысль о принципиальной нерешаемости этой задачи.

В июне 2005 года состоялся приезд в Москву Ананда Чандрасехера, который считается «папой» Intel Centrino и, соответственно, внедрения Wi-Fi. Живая легенда, не про многих людей можно сказать, что они перевернули мир. Как водится, стоя на плечах гигантов, но всё же…

Однако поводом для мероприятия послужило десятилетие программы Intel по поддержке местной компьютерной индустрии. Если кто не в курсе, вся российская компьютерная индустрия выросла из сборки компьютеров открытой архитектуры, львиная доля которых – на процессорах Intel. Были названы интересные факты, и этот абзац хочется процитировать полностью

Процессор i286 был представлен в России через 5 лет после выхода в США, i386 – через 4 года, i486 – через полтора года, Pentium – через 9 месяцев. А вот, начиная с процессора Pentium MMX , разрыва не наблюдается вообще, все новые процессоры были представлены в России в тот же день. За счёт разницы во времени получалось даже, что в США они были представлены чуть позже. Это принципиальная позиция Intel – никто не должен чувствовать себя ущемлённым. Надо добавить, что при активном участии фирмы Intel в США была отменена дискриминационная норма, запрещающая поставки в Россию компьютеров последних поколений.

Представляете: лаг в 5 лет, пятилетка упущенных возможностей. Страшно подумать, где бы мы были сейчас, не будь тех 90-х, когда нам удалось выровняться с остальным миром в используемых ИТ-решениях.

Но и это ещё не всё: производимые в России десктопы вызвали потребность в интернете, создали толстый слой грамотных пользователей. Тот материал я назвал «Экономика и нравственность», желая подчеркнуть, что бизнес Intel неразрывно связан с просветительством, обучением, воспитанием полноценного человека информационной эпохи.

О выборе компьютера

О выборе компьютера. Статья Владислава Боярова

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова