Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

16 февраля 2016 года компании Cisco и IDC провели в Москве совместную пресс-конференцию, посвященную вопросам цифровой трансформации. Открывавший мероприятие глава пресс-службы Cisco в России/СНГ Александр Палладин уточнил, что речь идёт конкретно о цифровой трансформации бизнеса.

Представитель IDC Алексей Фёдоров отметил, что люди всё больше переходят от использования компьютеров к использованию телефонов, имея в виду, разумеется, смартфоны, в которых собственно телефон является лишь одним из многочисленных компонентов устройства.

Алексей рассказал о тех компаниях, которые вышли на рынок исключительно благодаря информационным технологиям – таким как Uber или Booking. Однако и традиционный бизнес уже невозможно эффективно вести без использования преимуществ, предоставляемых ИТ, поэтому те, кто не откликнется на тренды цифровизации, будут вытеснены с рынка.

Ещё один аспект цифровизации, то, чего не было на прежних этапах: использование облачных технологий и публично предоставляемых сервисов, таких, как карты Google или социальная сеть Facebook. Был упомянут и интернет вещей.

По данным IDC технологические приоритеты в разных странах различны: если для России на первом месте стоят облачные технологии, то для Великобритании – мобильные, а для Скандинавии – большие данные.

Правда, выяснить, что же имеется в виду (наибольшие успехи в этом направлении или напротив – наибольшие проблемы с его развитием) нам не удалось. Непонятными остались и критерии классификации: мобильному использованию всё же следовало бы противопоставлять стационарное, а не социальные сети или мобильные технологии. К тому же социальные сети раскрывают свой потенциал только при мобильном использовании, а сами они «живут» в облаке и опираются на использовании больших данных (Facebook посещают более полутора миллиардов активных пользователей в месяц). При этом, конечно, нет никаких сомнений в том, что цифровая трансформация (раньше говорили «компьютеризация» или «информатизация») необходима всем предприятиям и организациям.

Один из вопросов докладчику звучал так: «А можно раскрыть понятие «интернет вещей», поскольку в контексте презентации не совсем ясно, какое место он занимает и вообще что это такое в Вашем понимании». Ответ: «В IDC мы чётко разделяем три вещи: межмашинное взаимодействие, которое используется и работает уже десятки лет. Интернет вещей – это сеть, объединяющая в себя сеть вещей. Каких-либо датчиков, электронных компонентов, которые уникально идентифицируются, могут работать автономно, и взаимодействовать, поставляя данные какой-то компьютеризированной структуре. Поскольку в понятии интернета вещей используется автономность, сюда не попадают телефоны и прочие устройства, с которыми непосредственно взаимодействует человек».

Технический директор компании Cisco в России и других странах СНГ Андрей Кузьмич (это фамилия) в первую очередь отметил экспоненциальный рост данных и количества используемых приложений. Кроме того, всё большее количество данных создаётся самими устройствами, без непосредственного участия человека: наиболее наглядный пример, это записи с видеокамер наблюдения. Он отметил, что новую модель бизнеса на базе общедоступных сервисов реализует Netflix: все её стримминговые серверы находятся в арендуемом облаке Amazon, поэтому она имеет возможность сконцентрироваться исключительно на своём бизнесе, не отвлекаясь на поддержание функционирования ИТ-системы. Интересно, что начинала компания с проката фильмов, рассылая диски по почте, теперь, не изменив предметную область своего бизнеса, полностью сменила технологию предоставления услуг. При этом Андрей отметил, что не более 1% предприятий имеют внятную стратегию по внедрению облачных технологий.

Рост объёма данных иногда наводит на мысль, что эти данные бесполезны, однако на самом деле проблема только в умении их использовать. Первое – это по возможности структурировать данные в процессе их создания: если вместо ряда цифр будет табличная структура, то это сильно облегчит дальнейшую обработку. Также, разумеется, имеет значение скорость доступа к этим данным: диски быстрее, чем ленты, SSD быстрее, чем традиционные диски. Но всё это будет иметь смысл только в том случае, если данные будут надёжно защищены. В то же время следует понимать, что термин «большие данные» часто означает использование данных произвольным образом, не предусмотренным при их организации в структуру, поэтому вполне вероятно, что новая идея использования хранимых данных может потребовать новые способы технической реализации.

Была и пропаганда гибридных облаков: незаметная для пользователя миграция приложения и данных из собственного в арендованное облако или наоборот. Как правило, долгосрочное владение всё же оказывается выгоднее аренды, в то же время, дополнительные мощности, арендуемые в период пиковых нагрузок, скорее всего, будут эффективнее собственных.

Менеджер по развитию новых технологий Cisco Игорь Гиркин рассказал о наиболее важных внедрениях, имеющих приоритетное значение, о том, что часто называют историями успеха. Цифровизацию он разделил на уровни: от отдельных датчиков, фиксирующих конкретные параметры, до ERP- и CRM-систем.

Для таких решений Cisco производит специализированное оборудование, например, серию устройство IE 4000, совмещающих в себе сервер и коммутатор защищённого исполнения с креплением на планках стандарта DIN.

Пожалуй, самое главное прозвучало уже после официальных докладов, когда журналисты стали буквально наседать на Гиркина и Кузьмича с тем, чтобы они объяснили, чем же революционный «интернет вещей» отличается от эволюционной компьютеризации производства. Пришли к тому, что ничем. Автономная система ЧПУ станка, куда программа попадает с перфоленты или флешки – это не интернет вещей. Та же система ЧПУ, на которую программа попадает по кабелю Ethernet и которая информирует сервер о своём состоянии и количестве обработанных деталей – интернет вещей. Конечно, дело не только в кабеле. Традиционные сети АСУ ТП строятся по собственным индустриальным стандартам, сети отдельных цехов, как правило, не связаны между собой и не имеют централизованного управления. «Интернет вещей» же предполагает использование «обычного» интернет-протокола (IP), стандартные сетевые коммутаторы и адаптеры, доступ ко всем компонентам системы из любой точки земного шара, где есть интернет. В этом случае всё остальное – дело программирования, которое в свою очередь в части доступа к устройствам тоже будет достаточно стандартным. Кроме всего прочего, это позволяет производителю (от станков до авиадвигателей) наблюдать за эксплуатацией своих изделий, что в свою очередь оптимизирует регламентные работы (продляет межрегламентный период в случае хорошей работы и укорачивает, если есть неприятные симптомы) и даёт разработчикам информацию для совершенствования конструкции. Логично и даже безальтернативно.

Осталось ощущение, что «интернет вещей» – это неудачное название или, что более вероятно, неудачный перевод. Всё же русский технический язык имеет свои традиции и устоявшуюся терминологию, и, наверное, новые сущности должны были бы называться так, чтобы развивать, а не ломать отечественные традиции.

----

Эпоха перемен. Подарки. Часть 1.

Эпоха перемен. Подарки. Часть 1. Статья Владислава Боярова. 19.01.2024 г.

Эпоха перемен. Подарки. Часть 2.

Эпоха перемен. Подарки. Часть 2. Статья Владислава Боярова. 23.01.2024 г.

«Домашний компьютер». Конкурс в Самаре.

«Домашний компьютер». Конкурс в Самаре.

Blood, Sweat & Tears, или Кровь, пот и слёзы – часть третья, объединительная

Галопом по вычислительным Европам. Часть 10. Китайский путь и персональная безопасность.

Галопом по вычислительным Европам. Часть 10. Китайский путь и персональная безопасность. Статья Ильи Вайцмана. 11.12.2023 г.