Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Пожалуй, ни одно высказывание Путина не вызвало такой бурной реакции в сетях, как о печенегах и половцах от 8 апреля 2020 года. Возникло даже ощущение, что это всё, что останется от него в истории, как «сиськи-матиски» другого пожизненного (исключениями в новом времени были только Хрущёв и Ельцин) московского правителя.

Злые языки сразу начали обвинять спичрайтеров, подложивших президенту свинью – потому что действительно, некрасиво произносить шутку с таким пафосом.

Однако если мы сделаем соответствующий запрос на официальном сайте президента РФ, то увидим, что Путин обращается к печенегам не впервые, и 7 лет назад он упоминал их более осмысленно. Правда, он приписал слова Фёдора Никифоровича Плевако о печенегах Петру Акимовичу Александрову, к тому же совершенно беспочвенно стал настаивать на том, что Анатолий Фёдорович Кони был адвокатом – в общем напутал всё, что только можно напутать. Но, тем не менее, звон точно слышал – и фамилии, и фабулу дела, в котором упоминались печенеги, запомнил. Я думаю, что именно тогда спичрайтеры ему и подсказали ввернуть в разговор эту байку, чтобы продемонстрировать своё юридическое образование – ввернуть ввернул, но на деталях посыпался.

Кроме того, Путин пересказал (точнее, пытался пересказать) именно анекдот, поскольку истинная история этого дела сильно от него отличается. Украден был не копеечный медный чайник, кражу которого разбирал бы мировой судья, а серебряный кофейник ценой в 300 рублей – потому и был там прокурор, адвокат, присяжные. Вряд ли профессора одного из старейших крупнейших и ведущих классических университетов и один из важнейших центров науки, образования и культуры в России (цитирую по Википедии) стали бы рассказывать своим студентам вместо реальных примеров из юридической практики анекдоты.

О том, что в 2013 году это были именно спичрайтеры, говорит и то, что к 2020 году Путин напрочь забыл суть той истории, и в 2020 году печенеги и половцы вместо анекдотических персонажей речи Плевако предстали уже кем-то вроде фашистов. Любой человек в возрасте (а я с Путиным с одного года) может себя проверить: если уж он что-то запомнил со школы или института, и за сорок лет это не выветрилось, то не выветрится и за следующие семь.

Правда, Путин упоминал половцев с печенегами и в 2010 году, и в том же духе, что и сейчас, и, например, Сергей Пархоменко уверен, что это были именно спичрайтеры. Так это или нет – мы можем только гадать.

Ну, да бог с ним, это так, присказка. «Сказка» же в восприятии Путиным истории. В версии (понятное дело, что аудиозаписи выступлений в суде тогда не производились) Викентия Викентьевича Вересаева фраза Плевако звучит так: «Печенеги терзали ее, половцы, татары и поляки.  Двунадесять языков обрушились на нее…».

Из истории все мы знаем, что некоторым народам везло больше, некоторым меньше, а каким и совсем не везло. Например, пишут, что в отношении печенегов был совершён натуральный геноцид: «29 апреля 1091 года произошла кровопролитная битва, в которой вместе с половцами, вероятно, участвовали и русские. Печенеги были разгромлены и беспощадно истреблены. По этому поводу Анна Комнина замечает: “Можно было видеть необычайное зрелище: целый народ, считавшийся не десятками тысяч, но превышавший всякое число, с женами и детьми, целиком погиб в этот день.”». Сами половцы, по мнению некоторых историков, вместе с другими народами трансформировались в казахов, башкир, туркмен, узбеков, алтайцев и другие народы. Тем не менее, самих половцев как народ всё же следует признать исчезнувшим. Упомянутые Фёдором Плевако татары (что крымские, что казанские) хоть и существовали, но не как граждане собственных суверенных государств, а в составе Российской Империи. Равно как и поляки, восстановившие свою государственность в 1918 году (то есть после смерти Плевако), вновь потерявшие её (стараниями СССР и Третьего Рейха) в 1939 и опять восстановившие (но уже с потерей территорий) в 1945.

Конечно, здесь есть нюансы. Например, исчезновение народа вследствие ассимиляции не вызывает таких же эмоций, как физическое уничтожение. Разумеется, важен и фактор времени: тот же геноцид половцев в котором «вероятно, участвовали и русские», который произошёл тысячу лет назад, не так бьёт по нервам, как геноцид евреев немецкими нацистами (не могу без слёз это слушать) нацистами, которому имеются ещё живые свидетели.

Всю человеческую историю одни народы уничтожали другие, ассимиляций или геноцидом, уничтожали полностью или только низводили до национальных меньшинств. По большому счёту тут не найти правых и виноватых, где была необходимая самооборона, а где откровенная агрессия, особенно в те давние времена, о которых мы толком ничего и не знаем.

Однако в наше время уже нигде не принято хвастать тем, что ты оказался представителем победившего, а не проигравшего народа. Не было принято и у нас, в РФ. И я хорошо помню тот переломный момент, когда всё изменилось.

20 марта 2014 года, вернувшись из Москвы, я написал.

На этот раз командировка началась с того, что я едва не опоздал на поезд. Ладно, какая-то сила (был бы верующим – сказал бы, что бог) подтолкнула меня выйти из дома пораньше, иначе не было бы этого «едва». Город стоял мёртво, автобус полз почти всю дорогу, наверное, пешком было бы быстрее, но кто же знал.

Оказалось, что в этот день, 18 марта 2014 года, на площади Куйбышева, было организовано всенародное ликование по поводу отторжения Крыма у Украины под названием «Хоровод дружбы», все подъезды к ней были перекрыты, встали прилежащие улицы, а дальше метастазы расползлись по всему городу. В общем, хороводоводовед из меня получился никакой, и успел на поезд только чудом.

Половецкие пляски. На костях. Статья Владислава Боярова. 16.04.2020 г.

Я родился во Львове ещё при Сталине, всю жизнь прожил в Самаре, Родиной, которая с большой буквы, разумеется, считал СССР, а когда моя большая Родина разделилась, то не увидел в этом ничего страшного. Во Львове я учился только чуть больше года в старших классах, но там мне было намного лучше, чем в Куйбышеве: окружавшие люди были мягче и добрее. Это уже потом я прочитал про Безымянлаг и понял, откуда столько ожесточения. Хотя, возможно, дело и в чём-то другом, например, в климате.

Когда появился интернет и социальные сети, расстояние перестало нас разделять, я нашёл многих львовских одноклассников и возобновил общение. А границы нас никогда и не разделяли: в 2012 году мне повезло съездить в Киев, оттуда в родной Львов и как-то не заметил, что попал в чужую страну. Разве что деньги другие, но если расплачиваться карточкой, то и этого не видишь.

Поэтому я не понял людей в Самаре, которые, наподобие футбольных болельщиков искренне радовались выигрышу: что «мы» и «них» отобрали Крым. Для меня все мы – и самарские, и ташкентские, и львовские друзья, продолжали оставаться одной командой, большим «мы», и вот теперь эта команда проиграла. На днях один из моих московских товарищей попросил убрать фотографию, где он вместе с украинской коллегой по ИТ, а вчера львовский одноклассник написал очень горькие слова:

«Сейчас я просто вспоминаю свое детство и юность, которые прожил на Зелёной 18 (школа под 22-м, она и сейчас русская). У нас в 2-х этажном 14-и квартирном доме жили украинцы, русские, поляки, евреи, татары и мордва (мои родители из Ковылкино, 7-8 часов езды от Москвы). Мы все жили как одна семья, и не было никаких разногласий ни по языковым, ни по национальным признакам. И за 62 года, прожитых здесь, мне никто не запрещал говорить на русском. Да, у нас есть и националисты (а в каком обществе их нет?:)), и шовинисты (Фарион), но это единицы, и мы как-то сами с ними разбираемся. Наверное, ты знаешь, как львовский евромайдан "попросил" со сцены Юрия Михальчишина (Свободовца). Что могу сказать о таких, как Саша Белый? Конечно, я осуждаю и не поддерживаю такие действия по форме, но людей достала прогнившая, бандитская и коррумпированная система до самых "гланд" и его действия по сути как то можно понять...»

И ведь понятно, что это ещё далеко не конец, потому что Крым привязан перешейком к континентальной Украине как плод пуповиной к матери и без неё не может существовать чисто технически. Поэтому отрезать Крым от континентальной части Украины невозможно, а значит…

Написано это было в качестве вступления к материалу о мероприятии, на которое меня пригласила одна весьма уважаемая компания, а конкретно глава пресслужбы этой компании, с которым нас связывали долгие дружеские отношения. Поскольку он был значительно более опытным журналистом, чем я, к тому же отвечал за освещение деятельности компании, материал был отправлен ему на согласование. Ответ был в том духе, что я, оказывается, бандеровец, который всё это время искусно маскировался, и только теперь показал своё истинное лицо. Потому что патриот России должен гордиться тем, что русские показали своё доминирование над украинцами, а не расстраиваться по этому поводу.

Сейчас, я думаю, этот вопрос встал со всей остротой: нам, каждому из нас важно доминирование над всеми, начиная с печенегов и кончая украинцами, или консолидация в борьбе с общим врагом – вирусом? Мы будем придерживаться того взгляда на историю, что нацистскую Германию победила Красная Армия и советский народмогла бы без проблем победить и одна РСФСР), или что победа была одержана всей антигитлеровской коалицией? Серьёзный ведь вопрос о том, кто мы сегодня в этом мире и каковы наши ценности.

Когда решил, что уже закончил материал, услышал на Эхе высказывание Ремчукова:

Вы знаете, аллюзия по поводу путинских печенегов. Я понимаю пафос, потому что я читал Черчилля, и у него нашел хорошую фразу, с которой он обратился, по-моему, к парламентариям Канады и сказал: «Мы потому и покорили океаны, горы, равнины, моря, — потому что мы не сахарные».

Хотел сопоставить, а вышло – противопоставил. Потому что Черчилль говорил не о покорённых (или тем более - уничтоженных) англичанами народах, а о покорённых океанах, и в этом случае слово «покорёный» приобретает совсем иной смысл.

----

Валерий Черепенников: Made @ Intel

Валерий Черепенников: Made @ Intel. Интервью Владислава Боярова. 03.04.2020 г.

Беспроводная система EnGenius EMR3000-kit – вещь в себе, но для нас

История одной фотографии

История одной фотографии. Статья Владислава Боярова. 19.07.2020 г.