Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Во время выставки «Связь-Экспокомм - 2011» генеральный директор ООО «Сиско Системс» Павел Бетсис дал интервью журналисту Александру Семёнову.

Павел Бетсис, генеральный директор ООО «Сиско Системс».

Александр Семёнов: Павел, в своём предновогоднем интервью Вы подчеркнули, что сотрудничество с фондом «Сколково» является одним из приоритетов компании Cisco. Что сделано в этом направлении за полгода, прошедших со времени нашего последнего разговора?

Павел Бетсис: Прежде всего, хочу подтвердить, что сотрудничество с фондом «Сколково» остается одним из приоритетных направлений работы Cisco в России. Для нас это не только и не столько коммерческий проект: наша цель – помочь России выстроить инновационную стратегию развития экономики.

Пока доля инновационной отрасли в бюджете России в разы отстаёт от развитых западных стран. Мы напрямую заинтересованы в том, чтобы доля этой отрасли в российской экономике была гораздо значительнее и со временем достигла бы уровня развитых стран. Без помощи крупнейших мировых компаний сделать это России будет трудно. В принципе, это возможно, но займёт много времени и сопряжено со значительными трудностями.

За прошедшие полгода сделано немало. Напомню, что проект «Сколково» был запущен всего девять месяцев назад. На сегодня руководителями этого проекта подписаны договоры о сотрудничестве с крупнейшими мировыми вендорами, многими российскими компаниями и образовательными институтами. К сотрудничеству приглашены крупнейшие западные образовательные учреждения – MIT, к примеру. Cisco совместно с Фондом «Сколково» разработала проект «виртуальное Сколково», благодаря которому работа инновационного центра станет возможна ещё до постройки соответствующей инфраструктуры. Тем временем большой успех принёс совместный конкурс на соискание премии инноваций Сколково при поддержке Cisco I-Prize, на который было подано более 2300 проектов.

Не следует забывать, что Кремниевая долина в США строилась лет тридцать, поэтому нереально рассчитывать на чудеса за первые 9 месяцев работы Фонда. Со своей стороны, мы полностью удовлетворены тем, как развивается проект «Сколково» и тем, как складывается наше сотрудничество.

Недоброжелатели считают, что активное участие крупных западных компаний может превратить «Сколково» в проект по трансферу российских разработок на Запад. Развития инновационного сектора экономики в таком случае просто не будет. Что вы думаете по этому поводу?

Показательно, что критики «Сколково» обычно не входят в число партнёров этого проекта. Если посмотреть на Кремниевую долину, то там работают как крупные, так и мелкие компании, те, кому 100 и даже 200 лет, и тысячи маленьких стартапов – успешных и неуспешных. Именно такой, очень разнообразный и разноплановый пейзаж и составляет суть Кремниевой долины. Критики участия крупных глобальных компаний в проекте «Сколково» просто не понимают сути Кремниевой долины и стратегии построения инновационного центра «Сколково».

Ещё один момент: «Сколково» создаётся по инициативе правительства РФ, а Кремниевая долина возникла, что называется, по инициативе «снизу»…

Это не совсем так. И в Кремниевой долине очень заметную роль играли государственные контракты и приоритеты определённых отраслей национальной экономики.

И все-таки у нас есть определённое давление со стороны руководства страны – сделать всё максимально быстро…

Мне 49 лет, и я уже не помню, как именно создавалась Кремниевая долина. Думаю, что и большинство критиков «Сколково» не знает, как она создавалась.

Механизм построения ИТ-кластеров в Сингапуре и Бангалоре (Индия) принципиально отличается от концепции «Сколково», где планируется создать аналог Кремниевой долины – инфраструктуру, которая будет стимулировать развитие инновационной отрасли в России. Сюда будут приезжать компании, чтобы получить финансирование и в благоприятной среде разрабатывать свои технологии. Обычно в 8 из 10 случаев стартапы становятся банкротами, и только 20% проектов получают успешное воплощение. Ещё и поэтому нельзя ждать от «Сколково» результатов за год или два.

Добавлю, что «Сколково» - это не ИТ-кластер. Российский ИТ-кластер построен в Казани, где так же, как в Бангалоре, собраны большие и маленькие ИТ-компании.

В чем коммерческий интерес Cisco от участия в проекте «Сколково»?

Ответить на этот вопрос очень просто. Если в России инновационная отрасль вырастет в три-пять раз, то наша прибыль от доли на этом рынке увеличится во столько же. Наше участие в этом проекте носит почти исключительно коммерческий интерес, просто он рассчитан на долгосрочную перспективу. Чем более инновационной станет Россия, тем больше будут востребованы продукты Cisco. Просчитать выгоду до рубля сложно, но сама концепция проста и понятна. В наших интересах, чтобы Россия больше тратила на высокие технологии и постепенно приближалась по этому показателю к развитым западным странам. При этом не следует забывать, что любой бизнес – это риск. Мы вкладываем деньги в новые разработки и внутри компании, однако не все наши проекты бывают успешными. Мы готовы к риску. Россия считается достаточно рискованным рынком, но для Cisco это – один из шести стратегических регионов. В июне прошлого года на встрече с Президентом России Медведевым глава нашей компании Чемберс объявил о готовности инвестировать в ближайшие годы в различные отрасли российской экономики один миллиард долларов. Далеко не все компании так поступают, но без риска нет и прибыли.

Как вы видите Сколково через три года?

Я уже говорил, что наша цель – участие в создании инновационной отрасли экономики в России. Мне кажется, когда город Сколково будет построен, он окажется слишком маленьким для того, чтобы вместить все инновационные компании, которые возникнут к тому моменту. В Сколково у Cisco обязательно будет центр исследований и разработок. Мы будем стараться не только разрабатывать технологии, но и производить продукты в России. Не знаю, в какой степени это удастся реализовать, но ещё раз повторю, что наша задача – способствовать формированию в России инновационной экосистемы.

Ещё одна задача – создать в Сколково «юридическую среду», инициировать новые законы для защиты инновационных компаний и предпринимателей, облегчить налоговое бремя для инноваторов. Этого пока в России нет, но именно вокруг Сколково и будет создаваться новая среда для развития инновационной экономики, где изобретатели смогут эффективно работать, а финансисты – спокойно инвестировать в неё свои средства. Виктор Вексельберг и его команда осознавали это с первого дня работы над проектом.

Будете ли вы в Сколково использовать какие-то новые методы и формы работы?

Мы будем активно участвовать в работе образовательного института, который планирует создать фонд «Сколково». Сегодня в России функционируют уже 226 Сетевых Академий Cisco, и будем думать над тем, как использовать этот опыт в рамках сотрудничества со Сколково. У Cisco немало образовательных и социальных инициатив, и мы всё время их расширяем и разнообразим. Даже сама концепция Сетевых академий Cisco постоянно развивается. В прошлом году мы открыли Сетевую академию на базе одного из московских колледжей для обучения малоимущих и людей, потерявших работу.

Не может ли весь этот шумный проект кончиться обычным ИТ-кластером и что надо делать, чтобы этого не случилось?

Чтобы этого не произошло, надо концентрироваться на цели проекта, о которой я уже говорил.

Действительно ли высок инженерный потенциал в России?

Он действительно высок, но он высок и в Индии, и в Китае, не говоря уже о Канаде, Германии и США. В недалеком прошлом профессия инженера высоко ценилась в России, и образование было достаточно хорошим. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в Калифорнии работает много русскоязычных инженеров.

Спасибо большое за интересное интервью!

Softline предлагает готовые к употреблению вычислительные ресурсы из розетки. Часть 1.

Softline предлагает готовые к употреблению вычислительные ресурсы из розетки. Часть 2.