Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Интервью с Михаилом Кадером, заслуженным системным инженером, ведущим консультантом Cisco по вопросам информационной безопасности в России и других странах СНГ после пресс-конференции, посвящённой локализации производства Cisco в России, проходившей в рамках крупнейшего в России мероприятия ИТ-индустрии Cisco Connect с 19 по 21 ноября 2013 года в Москве в Центре Международной Торговли, провёл журналист Владислав Бояров.

 

Михаил Кадер, заслуженный системный инженер, ведущий консультант Cisco по вопросам информационной безопасности в России и других странах СНГ. Конференция Cisco Connect. Москва. 19-21 ноября 2013 г. Фото: Владислав Бояров.
Михаил Кадер, заслуженный системный инженер, ведущий консультант Cisco по вопросам информационной безопасности в России и других странах СНГ.

Владислав Бояров: Не кажется ли Вам, что главной целью производства Cisco в России является обход внеэкономических барьеров, воздвигаемых государством? Что если бы изделия с зарубежного склада могли быстро пересекать границу, то производство в России и не понадобилось бы?

Михаил Кадер: Я поспорю с термином «внеэкономические барьеры», поскольку все барьеры в результате сказываются на экономике. Например, заказчик готов купить комплект оборудования, но с условием, что это оборудование должно быть поставлено через две недели. Любые барьеры, препятствующие выполнению его требований, по сути являются экономическими.

В этом смысле – да. Но Вы же понимаете о чём вопрос.

Тогда ответ распадается на две части.

1. Мы считаем, что локальное производство в России – это как флаг. Что тоже является очень важной частью бизнеса Cisco.

2. Однако Cisco не любит «флаги» в чистом виде, поэтому при локализации каждой линейки продуктов анализируется эффект от её запуска. В том числе – удобство для партнёров и заказчиков.

Исключением здесь являются телевизионные приставки. Поскольку это рынок с очень низкой нормой прибыли, большое внимание уделялось оптимизации производства и логистики. Локальная сборка здесь обходилась дешевле импорта. Кроме того, планировалось производить пластиковые корпуса на месте – это тоже было дешевле, чем возить «воздух». При том, что Cisco готова была оплатить изготовление форм для корпусов. Однако, когда всё уже было готово к производству корпусов, заказчик перестал покупать эти телеприставки. Это было связано с переориентацией его бизнеса и никак не зависело от Cisco.

Но с беспроводными точками доступа всё принципиально иначе. Существуют строгие правила ввоза радиочастотного оборудования в Россию: на каждую партию товара необходимо получать лицензию Минпромторга.

Не на модель, а на каждую партию?

Именно. Получение лицензии занимает минимум 21 рабочий день, и это кроме остальных логистических операций. Возникает объективная необходимость увеличения складских запасов, омертвляются оборотные средства – вот уже и экономика. Причём оборотные средства омертвляются у дистрибьютора, у него снижается интерес к работе с Cisco. При локальном производстве срок поставки с трёх месяцев снижается до двух недель, а если возникает особая срочность, то есть возможность пойти навстречу.

Причём эти проблемы не уникальны для России, в других странах тоже есть законы, защищающие локального производителя.

То есть, Вы считаете, что этот 21 день на оформление каждой партии есть защита отечественного производителя?

Нет, я так не считаю, я имел в виду, что в любой стране существует набор ограничивающего законодательства, который мешает эффективному ведению бизнеса. Поэтому компания для оптимизации бизнес-процессов использует, в том числе, и локализацию производства.

Но даже если выкинуть из процесса поставки 21 день на оформление, всё равно остаётся длительный период. В общем случае, чем дальше везти, тем более крупную партию изделий требуется набрать, отсюда и сроки. Даже без лицензии получается полтора-два месяца.

А складские запасы комплектующих?

Это рассчитывается. Есть компоненты, которые будут поставлены только через 4-6 месяцев после заказа. Но расчёты показывают, что точки доступа производить в России выгодно.

А как соотносятся затраты на «тиражирование» с общими затратами на создание продукта, включая разработку?

К сожалению, я не знаю стоимости разработки.

Но есть конечная цена продукта, есть рассчитанная себестоимость локального производства, норма прибыли. Как соотносится стоимость, добавленная к продукту в России с его ценой по прайсу?

Это очень сильно зависит от продукта и цикла производства. Например, для модуля RVPN она очень высокая, российская составляющая себестоимости точно больше половины. Если бы удалось наладить локальное производство корпусов для телеприставок, как это было и запланировано, здесь тоже был бы высокий процент российской себестоимости. По маршрутизаторам и беспроводным точкам доступа – пониже.

И даже прикидочных цифр не назовёте?

Мы оптимизируем общую себестоимость продукта, исходя из собственных соображений. Но во всех локализованных продуктах российская доля не ниже 30%.

Удивительно. Мне приходилось сталкиваться с локальной сборкой компьютеров, так некоторые компании вообще ничего за сборку не брали.

Схема Cisco более сложная. Есть партнёр по производству, у которого имеется некоторое количество субподрядчиков, в том числе и в России. Вся элементная база закладывается в момент проектирования изделия, и поэтому даже при наличии локальных аналогов требуется изменение состава изделия, что фактически будет означать уже не локализацию производства, а локализацию проектирования.

Что ж, будем надеяться, что когда-нибудь Cisco придёт и к этому. Большое спасибо за интересные подробности.

13-й Фестиваль интеллектуальных игр в Самаре: вчера, сегодня, завтра

HP LaserJet Ultra – очередная революция в печати