Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

25 января 2018 года в Региональном центре инноваций Startup Samara состоялась встреча, посвященная развитию системы обучения детей основам робототехники и программирования.

Состав участников был неоднородный: представители администрации и министерства образования губернии, вузов, школ, ИТ-индустрии и просто заинтересованные родители. Говорили, естественно, каждый о своём, что у кого болит, и получилась скорее рассыпанный пазл, чем гармоничная картина, при этом не факт, что это именно такой пазл, который можно собрать.

Столь пёстрый состав с одной стороны обеспечивал открытость в выражении мнений (поработав некоторое время в гимназии я увидел, сколь сервилен преподавательский состав), с другой – это был не досужий трёт, и позиция администрации области была донесена до присутствующих.

Открыл мероприятие ВРИО заместителя председателя Правительства Самарской области – руководитель департамента информационных технологий и связи Самарской области Станислав Казарин. По его мнению, если студент не работает со 2 курса в ИТ-компании, то к окончанию вуза он уже потерян как специалист, и только 10% выпускников ИТ-направлений работают по специальности. Конечно, на это можно посмотреть и с другой стороны: если человеку бог не дал способностей к ИТ, он не будет пробовать себя в профессии и во время учёбы и не удержится в ней после того как получит диплом. В любом случае связь между практической работой во время учёбы и последующими успехами в профессии, безусловно, существует.

Также г-н Казарин объявил, что Самара готова строить цифровую экономику, и с 1 сентября 2018 года обучение ИТ будет проводиться на новом уровне.

Затем слово взяла директор НП РПЦ (Инженерная сила), которая на официальном сайте называется «Детская техническая школа №1», кандидат исторических наук Елена Пономарёва. Из названия её презентации следовало, что цель заведения – растить будущих инженеров, в то же время главное достоинство своей организации она видела в том, что вся команда состоит исключительно из педагогов, как я понял, не обладающих собственным инженерным опытом. Возможно, именно поэтому инженерная деятельность преподаётся там исключительно через модную сегодня робототехнику, хотя на самом деле промышленными манипуляторами занимается ничтожно малая часть инженеров. Самому мне довелось этим заниматься, и эта механическая рука, меняющая инструменты в станке, является моим изобретением, однако сводить всю инженерную деятельность к созданию подобных механизмов, всё же, на мой взгляд, неправомерно.

Упор также делался на то, что инженеров следует учить по аналогии с музыкантами, а инженерная школа, соответственно, должна напоминать музыкальную, где ученики шаг за шагом движутся к вершинам мастерства. Здесь тоже много для меня, инженера, непонятного. Разрабатывать что-либо без знания физики, химии, математики просто невозможно, а в технических вузах изучают ещё и такие предметы как сопротивление материалов (сопромат) или теорию машин и механизмов (ТММ).

Детские проекты совместно с предприятиями… Я в своё время был ужасно горд, когда мой дипломный проект, сделанный в ОКБ Кузнецова (Николай Дмитриевич был ещё жив, заведовал кафедрой и читал у нас лекции) рекомендовали к внедрению в производство – единственный на нашем курсе. А тут детские проекты!

«Если ребёнок до 7 лет не открыл для себя инженерное направление, то инженером он не станет» - помилуйте! Ребёнок к 7 годам дай бог, чтобы научился бегло читать, считать, плавать, ходить на лыжах, освоил двухколёсный велосипед. А вот потом он уже может научиться свой велосипед обслуживать – и это будет очень большое дело.

Экскурсии – это дело, безусловно полезное. Сколько поймёт, столько поймёт, но запоминается такое на всю жизнь, и живой интерес вполне может появиться. Отказ от вебинаров в пользу живого общения – тоже плюс, всё равно пока не получается сделать виртуальное общение столь же эффективным, сколь реальное.

В то же время мысль о том, что для каждого возраста нужна своя подача материала, свой подход, и что даже дети 9 и 11 лет в одной группе создают проблемы для преподавателя, поскольку они очень разные, совершенно разумна. И что инженер без педагогических навыков не сможет эффективно учить детей инженерному делу. Другой вопрос – следует ли вообще их учить быть инженерами в таком возрасте, не лучше ли потратить их время и ресурсы педагогов на изучение того фундамента, на котором стоит любой инженер – той же физики или математики.

Представитель компании «Вебзавод» Максим Ефремов рассказал о развитии системы обучения детей основам программирования. Кроме достаточно стандартных предложений о переводе учебников в электронный вид (хотя я не пробовал учиться по электронным учебникам, а потому не могу сказать, насколько это удобно – всё же учебник, это не художественная литература), были обнародованы поистине революционные замыслы о развитии у детей 5-7 лет дизайн-мышления, верхнеуровневого понимания работы программиста, освоения ими основ программирования в игровой форме и технической терминологии.

Помнится, девочка, с которой мы сидели в первом классе за одной партой, как-то заявила своим интеллигентным родителям, что она не знает, как решать задачу про пуговицы, потому что в классе нас учили решать про лимоны. Это стало настолько популярным анекдотом в нашем дворе, что я помню его и сейчас, однако в данном случае я привожу его как уровень абстрактности мышления обычного младшеклассника. Девочка, кстати, оказалась очень способной – открыла в США успешный бизнес.

Со 2 по 8 класс предлагается полная автономность программистского образования от основной программы, конференции, проекты и возможность привлечения разработчиков как консультантов.

И как венец всему, создание детских компаний-разработчиков, состоящих из заказчика, руководителя проекта, архитектора, служб пиара, маркетинга и всего остального, что существует в настоящей фирме.

В качестве достигнутых обучением результатов докладчик упомянул о решениях детскими командами промышленных задач.

Ощущение, будто модельер вместо разработки детской одежды сделал уменьшенные копии костюмов, фраков и вечерних платьев для дошколят.

Елена Пономарёва назвала это сбиванием ребёнка с его естественного пути развития, с чем я полностью согласен. Да и в решение промышленных задач детьми, в силу возраста не могущими обладать всем набором инженерных знаний, верится как-то с трудом.

Выступила Елена Пономарёва и против упования на самоучек. По её мнению, времена Билла Гейтса, когда ИТ-образования ещё не было по причине отсутствия ИТ как отрасли, прошли, и теперь без базовых ИТ-знаний успехов там уже не добиться.

Иван Кукушкин поделился уникальным опытом родителя, который сам является ИТ-специалистом и учит профессии своих детей.

Он рассказал, что кроме обязательных 23 уроков в неделю, ученик 2 класса обязан отбывать ещё 8 часов на кружках, итого получается 31 час, то есть 6 уроков в день. По его словам, учителя сами говорят, что ученики к 5 классу «выгорают» со всеми вытекающими. Кстати, когда я учился, с 1 класса была шестидневка, и уроки, соответственно, распределялись уже по 6 дням.

Кружки разнообразные – от основ православия до правил дорожного движения, но общим в них является обязательная подготовка рефератов в PowerPoint, осилить который школьники младших классов не в состоянии, а потому фактически доклады должны готовить взрослые. В результате вместо развития ребёнка школа нагружает его родителей бессмысленными занятиями, а ребёнок приучается выдавать чужую работу за свою. Да и сами родители вместо общения с детьми вынуждены корпеть над никому не нужными докладами. Похоже, что это вызвано всё нарастающим желанием школ соревноваться за родительские деньги или просто за благожелательное отношение вышестоящих организаций.

По мнению Николая Губанова запредельные нагрузки на учеников вызваны исключительно некомпетентностью преподавателей, поскольку опытный педагог, как опытный тренер, должен знать тот предел, за которым вместо улучшения физической формы будут происходить обратные процессы. Также он высказался за то, чтобы ставить преподавание программированию на один уровень с физикой и математикой.

Антон Коваленко говорил о специализации школ, сетовал на запрет сбора денег с родителей на доплату учителям и приводил пример гимназии 11.

Наверное, частные учебные учреждения для богатых родителей имеют право на жизнь, но тогда они должны существовать легально, с опубликованным прейскурантом на обучение, а не на доплаты через поборы.

В ходе дискуссии Иван Кукушкин сформулировал важное предложение: отделить робототехнику от программирования, поскольку они, конечно, имеют отношение одно к другому, но никак не тождественны.

В чём-то похожую мысль высказал и руководитель управления проектно-аналитической деятельности Министерства образования и науки Самарской области Сергей Ерёмин, призвав разделить программирование как предмет близкий к математике и информационные технологии вместе с робототехникой как предмет технологии, который в моё время назывался трудом. Чтобы дети вместо того, чтобы самим учиться пришивать пуговицы, мастерили роботов, которые будут делать это за них. Последнее, уж простите, я додумал сам, логически домыслив, что если вместо того, чтобы учить детей пришивать пуговицы, их будут учить мастерить роботов, то кто же тогда будет им пришивать пуговицы?

Также он посетовал на то, что родители и ученики в основном сосредоточены на ЕГЭ, а поскольку результаты ЕГЭ по информатике нужны при поступлении в вузы всего для двух специальностей, то знания информатики оказались мало востребованы. Как следствие, качество учителей информатики во многих случаях не соответствует требуемому уровню.

Он сказал, что научить детей гуглить и не научить «фильтровать базар» - преступление, и что дети за компьютерами 80%-90% времени проводят в играх или соцсетях.

На региональном уровне соответствующими службами будет проводиться и уже проводится соответствующая работа, однако перебороть незаинтересованность «потребителей» будет непросто. Тем не менее сдвиги есть, и в 50 школах уже модернизирована материальная база.

Его поправил Станислав Казарин, сказав, что 50 школ явно мало, что уже в 2018 году их должно быть 100, а к 2020 – 350, и что конкурс в вузы по ИТ-специальностям следует поднять в полтора раза. Он набросал таблицу, которая подводила своеобразную черту под всеми выступлениями и дискуссиями.

В целом ощущение от мероприятия осталось примерно как от женщины, у которой никак не получается родить, и она начинает прикладываться к мощам, ходить к знахаркам и делать прочие глупости. А ведь в самой теме мероприятия было слово «система», то есть главный смысл не в кружках по интересам и не в создании особых условий одарённым детям, а в повышении общего уровня образования.

Многие знают фразу, приписываемую Бисмарку, о том, что войну выиграл прусский учитель. Понятное дело, что сейчас развязывание агрессивной войны считается по российским законам преступлением, а использование в ней незаконных вооружённых формирований – ещё одним. Однако в мирной технологической конкуренции учитель играет не менее важную роль, чем в военном деле во времена Бисмарка. При этом на мероприятии в стенах бывшего Куйбышевского авиационного института не было сказано ни слова про какие-нибудь меры, направленные на повышение образованности педагогов в области ИТ.

В 2006 году мне довелось присутствовать на встрече с председателем совета директоров корпорации Intel Крейгом Барреттом (Craig R. Barrett), где он сказал «Идея программы Intel «Обучение для будущего» базируется на уверенности в том, что волшебники – это учителя, а не компьютеры. Только дав учителям, необходимые инструменты и обучив их пользоваться компьютерами, мы сможем повлиять на образовательный процесс и способствовать развитию навыков учащихся».

Я бы вообще рассматривал обучение ИТ в школах в двух ипостасях: «что внутри» у ИТ и как получить максимальный эффект от использования ИТ. Первое – это добавка к математике, как к наиболее абстрактному и близкому к ИТ предмету: системы счисления, без которых не понять двоичный код, булева алгебра, изучающая бинарные операции, циклы, ветвления и прочие логические конструкции. Второе – это десятипальцевый способ набора текста (у нас же было чистописание, отчего бы сегодня не быть «чистопечатанию»), умение поместить файлы в нужное место и потом их оттуда взять, умение регистрироваться на ресурсах (те же госуслуги), придумывать и сохранять пароли, находить нужную информацию и отличать её от пропаганды, офисные приложения (уже упомянутый PowerPoint, а также Word, Excel или их аналоги), умение работать с картографическими ресурсами и навигацией, аудио- и видеоредакторами. И вот это второе по большей части расползается по разным предметам. Создание музыкальных миксов – музыка, графическое оформление – рисование, Word – язык и литература, навигация – география, и т.д. В общем – научить пользоваться как универсальным инструментом, а для этого сначала научиться пользоваться самим учителям, как этого добивалась корпорация Intel. Продолжая аналогию: вместо знахарства и причитаний – классическая медицина.

Недавно услышал интересный аргумент против преподавания астрономии. Нет, это был совсем не клерикал, отстаивающий гипотезу сотворения мира, наоборот. Аргумент заключался в том, что астрономия, как специальная дисциплина, изучающая движение планет и звёзд на небосводе, себя изжила, а небесная механика стала просто частью физики, которая и должна изучаться в этом курсе как один из разделов.

Не хотелось бы заканчивать материал на пессимистической ноте, собственно, и для печали нет повода. Как говорят ИТ-шники, постановка задачи – половина решения. А такие встречи точно способствуют формулированию задач, определению больных мест. Дорогу осилит идущий!

14-ый Фестиваль интеллектуальных игр «Популярные технологии»

Проведение турнира по преферансу, турнира по шахматам среди студентов ВУЗов и СМИ Самарской области, турнира по шашкам, турнира по игре го, турнира по риичи-маджонгу, турнира по бриджу. Мастер-классы для широкой аудитории гостей фестиваля..

Явлинский – 2018. Параллели.

Явлинский – 2018. Параллели.. Статья Владислава Боярова.