Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Интервью с Владимиром Алексеевичем Никоновым, заместителем Председателя Правительства Новосибирской области – министром образования, науки и инновационной политики Новосибирской области.

Открывая 22 июня 2010 года в новосибирском Академгородке День суперкомпьютерных технологий (День СКТ), Владимир Алексеевич Никонов выразил уверенность, что мероприятие даст серьёзный толчок к дальнейшему развитию науки и инновационному развитию в регионе.

По его мнению, сегодня трудно говорить о каких-либо серьёзных исследованиях в науке, о прорывных решениях в технологиях и создании новых прогрессивных продуктов без использования больших и сложных вычислений. Использование суперкомпьютерных технологий позволяет существенно усилить интеллект современных учёных, обеспечить сокращение сроков работ по важнейшим направлениям. Сегодня это главный инструмент борьбы за лидерство и конкурентоспособность. Это направление характеризует готовность общества быть современным. Новосибирск является центром, где созданы все необходимые условия для того, чтобы это направление развивалось как можно более успешно. Здесь удалось создать необходимую материальную основу для проведения супервычислений, в области накоплен огромный профессиональный опыт специалистов, работающих в этой сфере, и организована подготовка таких специалистов.

Владислав Бояров: Всерьёз говорить о суперкомпьютерах у нас начали не так давно, и возникает ощущение, что это какая-то особенная область, достаточно оторванная от всего остального. Или это не так?

Владимир Никонов, заместитель Председателя Правительства Новосибирской области – министр образования, науки и инновационной политики Новосибирской области. 22 июня 2010 г. Фото: Владислав Бояров.

Владимир Никонов: Скорее наоборот: сегодня ни науку, ни серьёзное производство, ни даже государственное управление неправильно было бы представлять вне контекста развития суперкомпьютерных вычислений. Например, сегодняшний доклад одного из руководителей Института цитологии и генетики называется «Системная компьютерная биология» и делается он на мероприятии по суперкомпьютерным технологиям. Это знаковое явление: наука, которая традиционно не очень была связана с вычислениями, не может сегодня полноценно развиваться без использования суперкомпьютеров. Современные исследования в любой области обязательно базируются на построении сложных математических моделей, на проведении огромного объёма вычислений, и всё это позволяет сформировать совершенно иное представление об окружающем нас мире, в том числе о его биологической составляющей. Я думаю, что и любой другой институт, который работает в сфере научных поисков на мировом уровне, не может сегодня обойтись без услуг ИТ-отрасли. И не только наука. Инженерные разработки тоже немыслимы без вычислений, без компьютеров невозможно создание сложных изделий промышленного производства, например, авиационной техники. Я по первому своему образованию авиационный инженер (самолётостроение) и поэтому понимаю, насколько трудоёмким процессом является разработка современных изделий.

Значит, коллеги. Я тоже авиационный инженер, двигателестроение.

Двигатели, наверное, даже сложнее самолётов, это самый сложный компонент авиационной техники. Так вот, сделать современный самолёт, не опираясь на компьютерные расчёты сегодня просто невозможно. Точнее, это выльется в колоссальные затраты, если вместо математического моделирования проводить натурные испытания на физических моделях. Да и создание инструмента для производства летательных аппаратов без компьютеров тоже сегодня не представляется возможным. А конкурировать нам, если и предстоит, то именно в этих сферах.

А почему я говорю, что и государство должно использовать информационные технологии? Потому что, интуитивное управление уже выглядит анахронизмом и постоянно даёт сбои. Усложнение структуры общества делает более сложными и процессы управления этим обществом, и эти процессы тоже неплохо бы опирать на расчёты по определённым моделям. Во всяком случае, строить серьёзные прогнозы без их математического обоснования тоже нельзя.

То есть вы полагаете, что главная проблема в нашей авиации – что мы не можем в достаточной мере использовать суперкомпьютеры?

Нет, я бы так не определял. На самом деле в развитии авиации сегодня много проблем. Начнём с того, что мы примерно двадцать лет потеряли в развитии, используя в основном ранее наработанные заделы. Мы свернули очень многие проекты, связанные с созданием новых образцов авиационной техники, недостаточно финансировались работы по доведению до серийного производства новых летательных аппаратов, чем тоже был нанесён серьёзный ущерб. Я не могу считать себя экспертом в развитии авиационной техники, но это же всё происходило на моих глазах. Сегодня авиационная техника – это сочетание очень сложных систем, ни одна из которых не может быть создана без использования информационных технологий. Я продолжаю верить в то, что у российской авиации есть будущее, поскольку были сохранены структуры, которые занимаются разработкой новой техники, но положение очень серьёзное.

А что Вы могли бы сказать по поводу баланса между суперкомпьютерами и «обычными» компьютерами? Не оттянут ли суперкомпьютеры на себя ресурсы, которые с большей пользой могли быть использованы в других областях информатизации нашего общества?

Это проблема приоритетов. Любой ограниченный ресурс требует точного определения приоритетов и концентрации на ключевых направлениях. Да, нам одновременно приходится решать разнообразные задачи: повышение компьютерной грамотности населения, насыщение информационными технологиями системы образования. Компьютеризация позволяет нам создавать новое общество, способное пользоваться достижениями прогресса. Однако это не означает, что мы должны отказаться от нашего развития в научном и технологическом плане. Более того, я считаю, что создание информационного общества является базой для развития науки и высоких технологий, именно из этих сфер черпаются кадры, интеллект и креативная способность, в том числе для системы образования. Поэтому работать необходимо сразу на нескольких фронтах, нельзя сегодня решать одну задачу, а завтра приняться за другую. Если параллельно не будет вестись работа во всех этих направлениях, то, скорее всего, мы безнадёжно отстанем и потеряем себя как конкурентоспособную державу.

По поводу кадров. Мы не так давно были в Сарове, и там бытует мнение, что их наука выжила во многом благодаря закрытости города.

Разбежаться некуда было?

Да, никакого бизнеса в городе нет, только ядерный центр и институты. Люди привыкли жить в этой золотой клетке и не рвутся искать приключений. То есть, с одной стороны, в самом Сарове невозможно было создать какие-либо производства, а с другой – и рисковать смысла не было, пока есть гарантированный заработок за научную работу. Академгородок – структура открытая, чем здесь обеспечивается воспроизводство науки?

Я не берусь говорить за Саров. Но все преобразования, которые происходили в России с момента появления этого государства, наоборот работали на открытость, создании мобильности людей. Прежде всего, новосибирская наука сохранилась потому, что очень надёжный фундамент здесь был создан раньше, к тому же условия, необходимые для её выживания весь этот период обеспечивались. При этом я думаю, что возможность мобильности, миграции из науки в бизнес, в промышленность и обратно в науку, только укрепляла наши позиции. Многие научные работники, уйдя в бизнес, стараются заниматься знакомым и любимым делом, то есть развивают высокие технологии. Спектр инновационных компаний, сложившийся в новосибирском Академгородке – это и есть выходцы из научных организаций, люди, которые понимают ценность науки как производительной силы, ценность образования. И сейчас они создают пояс коммерциализации научных знаний, и это в любом случае полезно. Это нужно науке. Я понимаю, что наука – это феномен, который опирается, прежде всего, на присущее человеку любопытство, это в какой-то мере эксплуатация человеческих слабостей. Есть же люди, которые готовы посвятить жизнь исследованиям в какой-то узкой сфере и не особенно задумываться о том, насколько это полезно, какой эффект это может дать. Им это просто интересно, они в этом самореализуются. Но я думаю, что территориальная закрытость науке может только повредить, в моём понимании наука – вещь, которую вне мирового контекста трудно понимать. Она внерегиональна и вненациональна: было бы неправильно говорить о какой-то специфической новосибирской или саровской науке. Если нет каждодневных контактов с людьми, которые работают на огромном пространстве нашего земного шара, то вряд ли наука сможет адекватно развиваться.

А кто сейчас в основном является заказчиками исследований? Откуда идёт финансирование?

Для новосибирского филиала АН львиная доля – это бюджет. Финансирование идёт от федерального правительства, оно же является и заказчиком. Субъект федерации непосредственно, как заказчик научных исследований не выступает. Есть система грантов, двигающая нас в сторону коммерциализации. Имея такой научный потенциал, правильно было бы использовать его для укрепления экономики Новосибирской области, создании здесь новых промышленных производств, и целых направлений экономики. Достаточно серьёзным источником финансирования ряда институтов является работы по заказу промышленных предприятий, хотя, к сожалению, для Росси это не очень распространённая форма финансирования. На мой взгляд, серьёзная проблема нашей страны как раз в невостребованности научных разработок производством. Поэтому усилия областной власти направлены на стимулирование интереса промышленных предприятий и социальной сферы к науке. Взять, например, задачу энергоэффективности: она востребована везде, она универсальна. Научных решений достаточно много, следует трансформировать их в технологии, серийные продукты, обеспечить эффект всем: от учёных, получающих вознаграждение за решение проблемы до жильцов, которым меньше придётся платить за отопление. Поэтому в данном случае государственные структуры могут выступить в роли главного заказчика. И это одно из направлений, которыми администрация области сейчас занимается. Те предприятия, которые осмысленно формируют свою стратегию, тоже могут быть источниками таких заказов. Но есть и другая категория – это мёртвые предприятия, и зачастую они и сами не подозревают, что они мертвы. Они теряют рынки, на которые была ориентирована их продукция, и не пытаются искать пути развития. У них мёртвые технологии, которые уже никогда не будут конкурентоспособными, но в силу ряда обстоятельств они продолжают их сохранять. И это тоже наша проблема.

Краткая биография Никонова В.А.:

http://vn.ru/index.php?id=80572

Пресс-служба областной администрации сообщает, что Владимир Алексеевич Никонов в 1974 году окончил Куйбышевский авиационный институт и в этом же году начал трудовую деятельность на Новосибирском авиационном заводе им. В. П. Чкалова. С 1975 по 1987 год занимал ответственные должности в Дзержинском РК ВЛКСМ и Новосибирском обкоме ВЛКСМ, затем руководил партийной организацией завода им. В. П. Чкалова. В 1992 году Владимир Никонов возглавил планово-экономическое управление Новосибирского авиационного производственного объединения им. Чкалова, а в 1993 году был назначен на должность заместителя генерального директора НАПО по вопросам экономики. С 2002 года работает в администрации Новосибирской области. До настоящего момента возглавлял департамент транспорта и дорожного хозяйства.

http://strategnso.ru/about/leadership/bio

Владимир Алексеевич Никонов родился в Свердловской области в 1952 году. Закончил Куйбышевский авиационный институт по специальности «самолетостроение» в 1974 г., Сибирский институт финансов и банковского дела в 2000 г. по специальности «финансы и кредит». Трудовую деятельность Владимир Алексеевич начал в 1974 г. на Новосибирском авиационном заводу им. В.?П. Чкалова, где прошел путь от мастера до заместителя директора по экономике. В 2002 г. Владимир Алексеевич приходит на работу в Администрацию Новосибирской области, где возглавил департамент систем коммуникаций администрации Новосибирской области, в последующие годы подконтрольным ему оставался транспортный комплекс области. Опыт и профессионализм позволили Владимиру Алексеевичу в 2006 году занять должность заместителя Губернатора Новосибирской области. Владимир Алексеевич награжден орденом «Дружбы народов», его работа была неоднократно отмечена благодарностями Губернатора Новосибирской области, министерств и ведомств. Владимир Алексеевич увлекается горными лыжами, стаж катания составляет более 30 лет.

О выборе компьютера

О выборе компьютера. Статья Владислава Боярова

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова